ОБЫЧНАЯ ЖИЗНЬ НЕОБЫЧНОГО ХРАМА

Едва ли не весь микрорайон Зелёный расположен на горе. Почти на самой вершине этой горы стоит маленькая деревянная церковь во имя великомученицы Варвары. Ничем она не примечательна, разве что своей историей. Церковь эта – обыденная, построенная за один день в рамках всероссийского проекта «Семь храмов в семи городах за один день». Этого единственного дня местный приход ждал больше десяти лет и на этом история, конечно, не заканчивается. Впереди – новые планы и надежда на строительство большого храма.Едва ли не весь микрорайон Зелёный расположен на горе. Почти на самой вершине этой горы стоит маленькая деревянная церковь во имя великомученицы Варвары. Ничем она не примечательна, разве что своей историей. Церковь эта – обыденная, построенная за один день в рамках всероссийского проекта «Семь храмов в семи городах за один день». Этого единственного дня местный приход ждал больше десяти лет и на этом история, конечно, не заканчивается. Впереди – новые планы и надежда на строительство большого храма.

Построить храм «об един день»

Это было осенью 2011 года, в церковный праздник Рождества Богородицы. Стоял ясный сентябрьский день, весь пропитанный золотым солнечным сиянием. Один из тех дней, когда воздух кажется особенно прозрачным, и разливается в нём такая тишина, которую можно пить большими глотками. У неё запах пряных осенних листьев и горьковатый вкус грядущего расставания. Золотая тишина сгущалась над лесами вокруг микрорайона, но в самом Зелёном к ней примешивался бодрый перестук топоров.

Уже с остановки было видно, что на горе кипит работа. Там, сменяя друг друга, добровольцы возводили бревенчатый сруб. Это и был будущий храм, который обещали построить за один день. Обещали и построили, за сутки поставили восьмерик на четверике. Даже ночью работа не прекращалась. А на следующий день краном водрузили кровлю, барабан и маковку, сплошь одетую золотыми лепестками, установили крест. Так и появилась на горе обыденная церковь, словно всегда тут стояла.

Традиция ставить церковь «об един день» появилась на Руси давным-давно. Согласно легенде, великий князь Владимир в 996 году, спасаясь от печенегов, вынужден был прятаться под мостом. Сидя в ненадёжном убежище, он дал обет Богу построить храм за один день, если только останется живым. Своё обещание князь выполнил, «постави церковь и сотвори праздник великий». С той поры такие храмы стали называть ещё и «обетными», то есть построенными по обету. Традиция была утрачена лишь после революции, и почти целый век в России не было построено ни одного обыденного храма.

Но есть в этой традиции какая-то особенная красота и объединяющая сила. Потому и обратились к ней православные меценаты и в 2008 году создали проект, в котором этот объединяющий мотив усиливается всемеро. В рамках проекта «Семь храмов в семи городах за один день», который благополучно реализовала общественная организация «Клуб православных меценатов», в каждом федеральном округе был выбран один город, в котором возводился обы­денный храм. В Сибирском федеральном округе таким городом стал Иркутск. Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим благословил поставить храм именно в Зелёном.

Насущная задача – социальные проекты
Место было выбрано не случайно. Настоящего храма в Зелёном не было никогда, но община существует уже более десяти лет.

– История нашего прихода началась, когда в 1993 году сюда по приглашению военных приехал владыка Вадим и освятил наш городок. Это происходило вот на этой самой лестнице, – говорит местная жительница и прихожанка Наталья Заворуева и показывает рукой на лестницу, которую мы с ней только что преодолели, чтобы подняться к храму. – Здесь и служили молебен. Стали собираться буквально несколько человек, по воскресеньям. Потом мы обратились в дивизию с просьбой о выделении нам помещения, а у епархии попросили прислать батюшку. Военные нас не бросили, в 1998-м году выделили помещение бывшей ленинской комнаты в одной из казарм.

Службы в том помещении идут до сих пор. Всё-таки оно побольше, чем маленькая обыденная церковь, которая разместилась на тридцати квадратах.

– В выходные дни прихожане сюда не вмещаются, – говорит настоятель отец Антоний Малыгин. – Поэтому мы собираемся в нашем прежнем помещении, у военных. Здесь богослужения проходят по будням, когда все на работе и народу приходит мало.

Временный «военный» храм находится ещё выше, чем обыденный. Чтобы туда попасть, нужно преодолеть изрядное количество ступенек. Для пожилых людей и мамочек с колясками и маленькими детьми это зачастую непосильный подвиг. Поэтому задача на повестке дня всё та же – строительство храма, но теперь уже большего размера.

В 2004 году, ещё при другом настоятеле, здесь уже залили фундамент для будущего здания. Но дело в том, что монолитной была сделана лишь одна его часть, вторая собрана из бетонных блоков.

За те годы, пока сооружение стояло под открытым небом, бетонные блоки стали разрушаться и уже понятно, что фундамент из них никудышный. Это значит, что строительство обойдётся ещё дороже.

– Конечно, строительство храма остаётся для нас самой главной задачей, – говорит отец Антоний. – Но это очень дорого, таких средств у нас нет и неизвестно, появятся ли. Поэтому нам сначала нужно решить насущную задачу – построить хотя бы небольшое помещение для Воскресной школы и клуба. Планируем создать клуб молодой семьи, заняться профилактикой разводов и семейных конфликтов. Люди у нас молодые, и в семьях у них очень часто возникают проблемы.

Женский приход в военном городке

Приход в Зелёном не очень большой, но и не маленький, примерно 100–120 человек.

Конечно, людям хочется собраться после службы, пообщаться. А сделать это достаточно трудно. Обыденный храм для этого слишком маленький, а «военный» находится в охраняемой зоне, да и помещения для этого там нет. Но и строительство клуба пока не имеет под собой никакой конкретики. Варваринский храм не является памятником, да и находится на самой окарине города, так что проходимость тут небольшая, «на свечках» большую выручку не сделаешь и новое здание не построишь. Уповать на помощь епархии и вовсе не приходится. Приходские храмы строятся самостоятельно и средства на строительство люди также ищут сами.

Мы беседуем с отцом Антонием, стоя возле колокольни, и наблюдаем, как женщины разбивают клумбу у входа. Я думаю о том, что праздник, когда за один день тут выросло здание и полгорода приехало посмотреть на это событие, быстро кончился. И началась обычная жизнь, которая течёт неторопливо и требует терпения и труда. Понемногу обустраивается община. В прошлом году возле обыденного храма удалось поставить небольшую колокольню, и это была большая радость для всех. Выучили на курсах своего звонаря, теперь и в Зелёном слышен праздничный благовест по утрам. Вот уже и есть где приложить руки прихожанам. Чтобы храм стал по-настоящему твоим, в него нужно вложить и труд и душу.

– Особенность нашего городка в том, что у нас живут в основном военные с семьями. Они не чувствуют себя по-настоящему дома, – говорит отец Антоний. – Приезжают, послужат, потом их переводят куда-то ещё. Некоторые, конечно, душой прикипают к храму. Но мужчины редко приходят, в основном здесь бывают жёны и дети. Так что у нас женский приход в военном городке.

Ученье – свет

Скоро в местном военном гарнизоне появится новая должность – военный священник
С военными у храма особые отношения. Можно сказать, особо тёплые. Мало того, что они выделили помещение под богослужения, так ещё и батюшке разрешается время от времени проводить беседы с солдатами. Говорят, совсем скоро в местном военном гарнизоне появится новая должность – военный священник. Скорее всего, им станет отец Антоний Малыгин. По крайней мере, именно его кандидатура сейчас проходит согласования в военном ведомстве. Раньше военных священников можно было пересчитать по пальцам одной руки. Но с приходом нового военного министра на территории России назначено уже около ста военных священников, причём не только православных. Например, в Кяхте служит буддийский священнослужитель, а в южных регионах, где по статистике большой процент мусульман, появляются муллы.

– Образование позволяет мне иметь дело не только с православными, но и людьми, исповедующими другие религии, – говорит отец Антоний. За спиной у него семинария и религиоведческий факультет ИГУ. – При необходимости я могу пригласить к военнослужащему муллу или другого священнослужителя. Уровень религиозной грамотности, на самом деле, крайне низок не только среди православных, но и среди мусульман.

– Для чего в армии священник, какова «стратегическая» цель вашего назначения? – интересуюсь я. – Ну кроме того, что государство таким образом даёт возможность реализовать конституционное право на свободу вероисповедания?

– Армия – это сложный мужской коллектив, – говорит батюшка. – Здесь собираются очень разные люди, с разным воспитанием, уровнем образования, каждый со своим характером и со своей верой. Наша задача – как-то их консолидировать, найти что-то общее, объединяющее всех. Если мы этого не сделаем, мы войну проиграем. Веру ведь нужно изучать. Например, Коран чётко говорит о том, что людей писания, то есть иудеев и христиан, обижать нельзя. Но ведь мало кто об этом знает. Нужно понимать, что теракты устраивают последователи различных мусульманских сект. Часто вся проблема сводится к просвещению и корень всех зол кроется в невежестве. Чем человек больше знает, тем лучше он относится к другому, несмотря на все различия.

Храм не в брёвнах, а в ребрах

Из окон маленького храма, которого люди ждали 15 лет, открывается прекрасный вид. С одной стороны микрорайон лежит как на ладони, с другой – заглядывают в окно трепетные берёзки и осины. Отец Антоний говорит, что храмы не возникают случайно, а лишь в своё время и на своём месте, потому что их строит Господь, а люди у него только соработники. А ещё они появляются лишь там, где нужны людям. А в Зелёном есть такие люди, которым храм нужен очень сильно.

– Всё к лучшему, – утверждает батюшка. – На мой взгляд, гораздо хуже, когда есть огромный храм, а людей в нём нет. Таких примеров сколько угодно. В деревнях стоят заброшенные каменные храмы-памятники, а возродить их очень трудно и реставрация стоит дороже, чем строительство нового здания. Финансы, которые можно тратить на социальные проекты, на тех же ребятишек, приходится вкладывать в отопление огромных пустых помещений и вести бесконечную борьбу за само их существование. У нас нет этой проблемы, и слава Богу. Всему своё время, и торопить его не нужно.

— See more at: http://www.vsp.ru/social/2014/06/17/543849#sthash.UFCQtWNW.dpuf

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *