Героям каждой войны

Героям каждой войны

Недавно в Иркутской краеведческом музее состоялась научная конференция под названием «Первая мировая война и Сибирь». Организаторами мероприятия выступили Российский институт стратегических исследований (РИСИ), ИрГТУ и исторический факультет ИГУ. И надо же случиться такому совпадению — сразу от двух участников исторического диспута прозвучало предложение воздвигнуть в Иркутске памятник сибирским воинам – участникам Первой мировой войны. Одно из них прозвучало от иркутских казаков, второе — от прихода Петропавловского храма.

Героям каждой войны

Недавно в Иркутской краеведческом музее состоялась научная конференция под названием «Первая мировая война и Сибирь». Организаторами мероприятия выступили Российский институт стратегических исследований (РИСИ), ИрГТУ и исторический факультет ИГУ. И надо же случиться такому совпадению — сразу от двух участников исторического диспута прозвучало предложение воздвигнуть в Иркутске памятник сибирским воинам – участникам Первой мировой войны. Одно из них прозвучало от иркутских казаков, второе — от прихода Петропавловского храма.

Конференция, посвящённая 100-летию с начала первой мировой войны, собрала за круглым столом самых разных участников: историков, активистов общественных организаций, представителей органов власти города и области. «Основной тезис, к которому сейчас пришло научное сообщество, заключается в том, что в политическом и социальном смысле не совсем правильно отмечать только одну войну – Великую Отечественную, – отметил доктор исторических наук, профессор кафедры истории и философии ИрГТУ Павел Новиков. – Необходимо восстанавливать преемственность, уходить от идеологических разрывов и понимать, что если мы чтим наших дедов, воевавших во вторую мировую, то надо помнить и о прадедах, геройски сражавшихся в первой мировой войне. Это предложение поддерживают и ветераны».

Идея воздвигнуть памятник воинам первой мировой была одно­значно поддержана иркутским сообществом. Однако место его будущего расположения ещё предстоит уточнить. В качестве первого варианта площадки предложена территория Николо-Иннокентьевского храма рядом с вокзалом «Иркутск-Пассажирский», откуда уходили на фронт сибирские стрелки. Вторым вариантом стала площадка около Петропавловской церкви возле того же Свердловского рынка. Это не так уж странно, как может показаться на первый взгляд. Небольшой деревянный храм, вроде бы совсем недавно построенный по соседству со Свердловским рынком, на самом деле имеет длинную, можно сказать, «боевую» историю.

История строительства Петропавловского храма напрямую связана с 28-м Восточно-Сибирским стрелковым полком, сформированным в 1903 году и участвовавшим в боях за Порт-Артур, где воины полка проявили удивительную храб­рость. После русско-японской войны полк был переформирован в 7-ю Восточно-Сибирскую стрелковую дивизию, которая была направлена к новому месту дислокации – в город Иркутск. С тех пор началась её «иркутская история». Через четыре года для стрелков были выстроены знаменитые Красные казармы, которые сегодня могут служить печальным примером небрежного отношения к собственной истории. Однако речь пойдёт не о них.

Летом стрелковая дивизия, которая с 1910 года стала именоваться просто Сибирской, проходила сборы в военных лагерях на станции Михалёво, на речке Курме. Территория эта была затоплена после строительства Иркутской ГЭС. Исключением стало самое высокое место, где находилось стрельбище. Чуть подальше, на Курминском заливе, теперь располагается турбаза.

В 1910 году в лагере была возведена церковь на тысячу человек, предположительно освящённая во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла. Первым настоятелем здесь был отец Павел Крахмалёв, военный священник, который долгое время был на фронте, в том числе прошёл закалку Порт-Артуром. Умер он в эмиграции, оставив о себе самые тёплые воспоминания.

Лагерная церковь была построена по проекту архитектора Франца Коштяла, который, судя по сохранившимся документам, тоже являлся незаурядным человеком. Будучи австрийским подданным, он при­ехал в Иркутск в 1907 году. Прожив в городе всего пять лет, Коштял был представлен иркутским губернатором к награде. Может быть, его работа была оценена так высоко отчас­ти из-за того, что проекты лагерной и полковой Николаевской церквей при Красных казармах он выполнил бесплатно. Вскоре лютеранин Коштял перешёл в православие с именем Фёдор.

Официальные данные, собранные об архитекторе иркутским полицмейстером по запросу губернского управления, которые привела историк Раиса Захарова, сообщают и другие интересные подробности его жизни. Оказывается, Франц Коштял был владельцем кирпичеделательного завода близ деревни Малая Разводная, а также арендовал в 1909 году в военном городке участок для устройства электротеатра и фотографии.

Вторая часть истории лагерной церкви началась с приходом советской власти. Одним из первых нововведений, предпринятых новым правительством в 1918 году, было упразднение Управления духовного ведомства в армии. Все священники, служившие в военных частях, были уволены. Имущество и денежные средства воинских церквей предписывалось сдать на хранение войсковым комитетам.

Церковь в военных лагерях на станции Михалёво тоже была закрыта и с разрешения ликвидационной комиссии передана комитетом советских организаций в дар приходскому совету Николо-Иннокентьевской церкви для восстановления на площади в Глазковском предместье Иркутска. Однако к осени в Восточной Сибири установилась власть антибольшевистского Временного Сибирского правительства. Реализация декрета «Об отделении церкви от государства…» была отсрочена в Иркутске на два года. Так и получилось, что закладка и начало строительных работ по восстановлению Петропавловской церкви произошли в период прихода к власти Временного Сибирского правительства.

Храм решили восстановить как памятник «убитым чехословакам и русским воинам Временного Сибирского правительства, погибшим за национальное славянское дело», как писали газеты того времени. Закладка храма на главной площади Глазковского предместья на углу Кругобайкальской и Гоголевской улиц состоялась 6 октября 1918 года.

Спустя полтора года в Иркутске утвердилась советская власть, и первым шагом, который она предприняла по отношению к религии, было постановление ревкома от 27 января 1920 года о роспуске домовых церковных приходов как «организаций самой чёрной реакции». Приходские храмы пока не трогали, и Петропавловский продолжал восстанавливаться. 5 июля 1920 года церковь была освящена, несмотря на серьёзные недоделки. Приходилось спешить, потому что власти хотели забрать здание под нужды гос­питаля. Кажется, храм так и не был окончательно достроен.

Петропавловская церковь единственная в городе, приход которой начал действовать с самого начала своего существования в новых условиях – в условиях реализации декрета «Об отделении церкви от государства…». Историческое решение о возведении храма как памятника погибшим чехословакам и русским воинам Временного Сибирского правительства очень «пригодилось» советской власти. В нужное время оно было использовано для обвинения в антисоветской агитации. Приход даже пробовал писать жалобы и протесты. Однако времена настали другие: в городе началась массовая кампания по закрытию храмов.

После закрытия Петропавловской церкви в январе 1930 года здание её было передано советской общественной организации – Сверд­ловскому совету безбожников.

В акте передачи была дана его характеристика, в которой отмечалось, что «здание деревянное, на каменном фундаменте, под железной крышей. Здание не оконопачено, без отопления, за исключением двух сторожек, в которых имеются очаги. Стены не оштукатурены, потолки частично подшиты. На потолке смазки и засыпки нет».

Храм был закрыт 3 января 1930 года. По воспоминаниям старожилов, в разное время там «квартировали» гвоздильный завод, гаражи, склад Комжилтреста. В 1987 году решением областного совета народных депутатов церковь была передана Управлению культуры обл­исполкома и взята на учёт как памятник архитектуры. В 1990 году в соответствии с проектом реставрации, по которому предполагалось приспособление церкви под театр, постройку демонтировали. Но вскоре раскатанный сруб был уничтожен пожаром. Епархии храм, точнее, место, где он стоял, было воз­вращено в 1997 году. В 2008 году освящён вновь построенный храм, возобновились богослужения. Сейчас разрабатывается проектная документация строительства храма, который станет копией исторической «лагерной» церкви. Новый храм должен появиться рядом со Свердловским рынком, куда был перенесён когда-то из Михайловских лагерей.

Теперь около храма достаточно места, чтобы разместить там памятник героям Первой мировой войны, и жертвам Гражданской войны. В Иркутске уже есть опыт размещения скульптур под стенами храмов. Например, Знаменский собор фактически «приютил» Аадмирала Колчака, у стен Спаса расположились святые благоверные князья Пётр и Феврония Муромские, а в ограде у храма Ксении Петербургской отдыхает сидя в кресле святой Иоанн Кронштадтский.

-Безусловно, вопрос о месторасположении ещё предстоит обсудить, — отметил руководитель Иркутского отделения РИСИ Артём Ермаков. — Главное, чтобы памятник не оставался за церковной оградой, а стал частью городской среды, влиял на город и горожан, жил вместе с ними.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *