Со Святителем Софронием: от Иркута до Невы и Днепра

\"\"Мы продолжаем публиковать избранные главы из книги Зои Горенко и Тамары Крючковой (исторические исследования) 
Со Святителем Софронием: от Иркута до Невы и Днепра. Вторая часть книги предлагает читателю внимательно всмотреться в земную жизнь, а точнее — житие Святителя Софрония. Всмотреться, и конечно обратиться с молитвой к нашему небесному заступнику. 

\"\"Мы продолжаем публиковать избранные главы из книги Зои Горенко и Тамары Крючковой (исторические исследования) Со Святителем Софронием: от Иркута до Невы и Днепра. Вторая часть книги предлагает читателю внимательно всмотреться в земную жизнь, а точнее — житие Святителя Софрония. Всмотреться, и конечно обратиться с молитвой к нашему небесному заступнику.


Взбранный Воеводо, Творец веков, Господь, Царь Славы, глубиною мудрости помышляя полезное в роды родов о Церкви Своей, видев наше маловерие, греховный сон и охлаждение, чудес действо сугубо даде по сгорении мощей угоднику своему, сим показуя велие дерзновение его ко Господу, да вси люди страны сибирския возгорающеся, верою и любовию, воспоют новому чудотворцу и цельбоподателю и молитвеннику своему, от всяких бед свободи ны, отче, зовущия Ти:

Радуйся, Софроние, горящий к Богу огнем любве неугасимыя.

 Кондак Акафиста святителю Софронию, епископу Иркутскому. 

 

Краткая  биография Святителя Софрония Иркутского.

 

 Он родился в праздник Рождества Христова, 25 декабря 1703 года.  При крещении его нарекли Стефаном в честь святого первомученика архидиакона Стефана.  Его отец – Назарий (сын Федоров) был «посполитый человек» (так в XVII—XVIII веках называли  крестьян Левобережной и Слободской Украины). По другим жизнеописаниям Святителя, родители его принадлежали к духовному званию. Детские годы его прошли в местечке Березань, где поселилась семья после увольнения отца со службы.

Образование Стефан получил в Киевской академии, которая тогда совмещала в себе курсы низшего, среднего и высшего образования. Окончив ее, он в 1727 году поступил послушником в Золотоношский ( Красногорский) монастырь.  23 апреля 1730 года в этом монастыре будущий святитель принял монашеский постриг с именем Софроний в честь святителя Софрония, патриарха Иерусалимского. Через два года его рукоположили в сан иеродиакона, потом иеромонаха и назначили на должность казначея монастыря. В 1734 г. епископ Переяславской епархии Арсений (Берло) переводит Софрония на должность казначея своего Архиерейского дома, которую он исполняет 8 лет. Бывая по делам епархии в Петербурге, исполнительный и ответственный иеромонах Софроний обратил на себя внимание в Святейшем Синоде. И когда в Синод поступило ходатайство о необходимости пополнить братство Александро-Невского монастыря в Петербурге, то в числе 29 иноков, отозванных из разных монастырей России, был и иеромонах Софроний. Два года он служил казначеем монастыря, а затем был назначен на должность наместника, т.е. руководителя одного из крупнейших монастырей России, получившего в 1797 г. статус лавры. Будучи наместником с 1746 по 1753 год, Софроний много трудов положил на благоустройство Александро-Невской обители, проявив качества талантливого и энергичного руководителя. Это сыграло свою роль тогда,  когда решался вопрос о выборе кандидата на руководство Иркутской епархии, которая уже шесть лет, после смерти иркутского епископа Иннокентия (Неруновича) оставалась без духовного окормления. 23 февраля 1753 года своим указом императрица Елизавета Петровна (1741—1761) рекомендовала Святейшему Синоду благочестивого наместника Алек­сандро-Невского монастыря святого Софрония, как «лицо, не только достойное епископского сана, но и вполне могущее оправдать желание и надежды госуда­рыни и Синода — подъять бремя епископского служения на далекой окраине и удовлетво­рить нужды паствы в суровой стране, среди дикой природы и произ­вола людского». 18 апреля 1753 года в Большом Успенском соборе Московского Кремля иеромонах Софроний был посвящен во епископа Иркутского и Нерчинского.

Епископ Софроний прибыл в Иркутск 20 марта 1754 года и возглавлял Иркутскую кафедру до своей кончины, случившейся в светлые дни Пасхи – 30 марта 1771 г.

Сразу по прибытии владыка взялся за исправление того, что было упущено за длительный период отсутствия духовного окормления епархии. Первым делом епископ Софроний укрепил кадры, поставил на ответственные должности в консистории, в монастырях и некоторых храмах привезенных с собой проверенных соратников. Например, своего земляка, друга и сподвижника иеромонаха Синесия (Иванова.1689 – 10.05.1787), он назначил  архимандритом Вознесенского монастыря. Они вместе трудились еще в Петербурге: Синесий был строителем Ново-Сергиевой пустыни, приписанной к Александро-Невскому монастырю. Также и в Иркутске Синесий стал надежным и незаменимым помощником Святителю Софронию, возглавляя не только тридцать три года Вознесенский монастырь, но и являясь деятельным членом Иркутской духовной консистории. Перед смертью Синесий принял великую схиму. Был погребён у алтаря соборного храма монастыря. После смерти наблюдались чудотворения, над его могилой была возведена часовня, где хранились его мощи. Часовня была уничтожена вместе с прочими монастырскими постройками в 1930-е годы, местонахождение мощей остаётся неизвестным.  Почитается в статусе преподобного Русской церкви, память 10 мая и 10 июня (Собор Сибирских святых).

Для ознакомления дел в епархии епископ Софронийпредпринимал продолжительные и трудные путешествия по обширной территории, посетив  Нерчинск, Киренск, Якутск и другие отдаленные места. Целые месяцы, не жалея себя, проводил он в пути,  зачастую передвигаясь по непроходимым таежным тропам, верхом на лошади.

Построив в центре Иркутска, около кафедрального Богоявленского собора Архиерейский дом, владыка перевел сюда из Вознесенского монастыря школу, основанную еще в 1725 г., которая стала впоследствии фундаментом для учреждения Иркутской духовной семинарии. Святитель всячески насаждал образование в жителях Иркутска и в первую очередь в семьях священников, к которым был требователен и одновременно милостив. При святителе Софронии было построено значительное количество церквей не только в г. Иркутске, но по всей епархии. Святитель большое значение придавал красоте и правильности богослужения в спасении душ вверенной паствы. Он повелел собирать средства на колокола, которые широко использовались во время службы в храме. 

Для иркутян святитель также был защитником от произвола чиновников. Широко был известен случай усмирения столичного инспектора по фамилии Крылов через личное обращение Преосвященного к императрице Елизавете Петровне.

Преосвященный Софроний вел строгий и суровый образ жизни: «носил железные вериги, проводил целые ночи в молитве, спал очень мало и то на голой кровати, подкладывал под голову камень, и строго воспрещал моему деду, келейнику Петру, тогда мальчику, рассказывать о том, что он видел» (Громов П. Черты из жизни преосвященного Софрония, епископа Иркутского // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1878. № 31. С. 344-345).
— После его семнадцатилетнего управления Иркутская епархия, территория которой включала земли от Енисейска до Камчатки и была одной из самых обширнейших в России, получила значительное благоустройство, как внутреннее, так и внешнее.

Господь отметил его труды. В Иркутский кафедральный Богоявленский собор, где в Казанском пределе покоилось нетленное тело епископа Софрония, вследствие происходящих чудотворений от его предстательства, стало наблюдаться оживленное паломничество верующих почитателей.  

                  В 1884 г., по благословению архиепископа Вениамина (Благонравова), для облегчения доступа паломников и страждущих к гробу Софрония, на месте склепа у левого клироса, была устроена кирпичная пещера, представляющая собою на глубине трех метров комнату размером около 4 х 3, 5 метра, высотою 2,5 метра. В этой пещере у северной стены на возвышении стоял гроб с мощами св. Софрония. Вход в пещеру находился у южной стены Казанского придела. Здесь священнослужители проводили панихиды и литии, а для индивидуального моления допускались все желающие.

     18 марта 1909 г. особой комиссией, в составе иркутского архиепископа Тихона (Донебина), викарного епископа Иоанна (Смирнова), ректора Иркутской духовной семинарии, архимандрита Евгения (Зернова), синодального миссионера-проповедника Иоанна Восторгова и клира Иркутского кафедрального Казанского собора было проведено официальное освидетельствование останков Святителя и сделано подробное их описание, свидетельствующее о том, что «через 138 лет, несмотря на близость к воде (вблизи реки Ангары) несмотря на постоянную сырость в пещере и вообще под всеми полами Собора, особенно в летнее время, – гроб, одежда и тело Софрония обретены нетленными»1. С ходатайством в Синод о прославлении епископа Софрония начали обращаться иерархи и светские власти

Прежде чем произошло это долгожданное событие, вера почитателей памяти Святителя подверглась испытанию. 18 апреля 1917 г. в 5 часов утра по неизвестной причине в пещере, где хранились мощи святителя Софрония, вспыхнул пожар и уничтожил гробницу с ее содержимым. Сохранившиеся в обгорелом виде кости Святителя были освидетельствованы особой комиссией.

Удивительно то, что сразу после пожара во много раз выросло число почитателей святителя, увеличилось число заказываемых панихид и число заявлений о новых чудесах и знамениях. Иркутский епархиальный съезд 1917 года, в адрес которого поступили обращения из других епархий с поддержкой стремления иркутян к прославлению епископа Софрония, обратился с ходатайством к Святейшему Синоду и предоставил необходимые документы, в том числе и листы с подписями 18000 человек, ходатайствующих о канонизации святителя Софрония. 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *