Чистые лики

\"\"Конечно, нельзя сказать, что Спасская церковь целый год только и ждала этого события. Любой храм прежде всего живёт таинственной и вечной литургической жизнью. Но обычное, человеческое время и в храме измеряется историческими событиями. Так вот, в Спасской церкви на Пасху 2015 года произошло как раз такое историческое событие, которое наверняка будет занесено в хроники храма. Здесь был установлен и освящён новый иконостас в верхнем приделе. 

Конечно, нельзя сказать, что Спасская церковь целый год только и ждала этого события. Любой храм прежде всего живёт таинственной и вечной литургической жизнью. Но обычное, человеческое время и в храме измеряется историческими событиями. Так вот, в Спасской церкви на Пасху 2015 года произошло как раз такое историческое событие, которое наверняка будет занесено в хроники храма. Здесь был установлен и освящён новый иконостас в верхнем приделе.

  № 1 из 5 — купить фото
Семиметровый иконостас инкрустирован настоящим красным деревом
Автор фото: Николай БРИЛЬ
 
  • \"\"
  • \"\"
  • \"\"
  • \"\"
 

Спасский храм имеет долгую историю. Это первое каменное здание Иркутска, самый первый храм города. Когда-то он был одним из сооружений острога и охранял маленький Иркутск, который рос за крепкой стеной. На протяжении веков иркутяне украшали и перестраивали храм, стараясь сделать его лучше. Конечно, за это время в Спасе было накоплено немало святынь, драгоценных во всех смыслах. 

По описи 1898 года в Спасской церкви числилось 477 богослужебных предметов и 355 богослужебных книг. Было здесь 266 больших и малых древних и новых икон. Большинство из них украшали драгоценные ризы. Самыми красивыми и богато украшенными были храмовая икона Спаса Нерукотворного Образа и икона Успения Божией Матери. Позже, в 1923 году, советские уполномоченные оценят их в 340 и 390 рублей. 

Обдирая святые иконы, советская власть не брала в расчёт историческую и художественную ценность окладов, красоту чаш и сосудов. Она оценивала драгметаллы на вес. Об изъятии церковных ценностей в Иркутске было объявлено 15 марта 1922 года, и Спасская церковь одной из первых подверглась разорению. Трижды приходила сюда комиссия по изъятию ценностей. 

Сначала храм был разграблен, потом и вовсе закрыт. Долгие годы он использовался под общежитие, под сапожные мастерские, под что-то ещё. Только чудом его удалось уберечь от разрушения. Лишь в 1960-х годах история сделала поворот и Спасский храм был отреставрирован, в нём разместился музей. В 2006 году Спас возвращён Иркутской епархии, здесь возобновились богослужения.

 

\"\"

 № 2 из 5
Мечта о новом иконостасе превратилась в реальность через 8 лет
Автор фото: Николай БРИЛЬ

 

Первый молебен в храме проходил среди белых, практически ничем не украшенных стен. Только на стендах, где раньше стояли музейные экспонаты, поставили несколько икон.  Позже появился первый иконостас, самый простой и дешёвый, из бумажных икон. Свежеиспечённый  настоятель Спасского храма иерей Александр Беломестных сооружал его своими руками вместе с более опытными помощниками. С тех самых пор у отца Александра и появилась мечта о новом иконостасе. 

Прошло восемь лет, прежде чем  мечта стало обретать очертания реальности. Летом 2014 года иконостас, достойный древнего храма, был найден и заказан в иконописной мастерской «Палехский иконостас». Есть предположение, что дореволюционный  иконостас храма тоже был сделан именно в Палехе. По договору монтаж должен был состояться летом нынешнего года, но вот пожалуйста, срок ещё не вышел, а Пасху встречали с новым иконостасом.

Пасха – это праздников праздник и торжество из торжеств. Огни церковных свечей весело подмигивают, дробятся и плавятся, отражаясь в сусальном золоте окладов. Красные покровы  и красные полотнища хоругвей в этот день особенно хорошо гармонируют с красным деревом иконостаса. Семиметровый иконостас уходит вверх, пространство храма раздвигается, и купол словно становится выше и светлее. Строгие чистые лики глядят с икон, и непонятно уже, есть ли в них какой-то сибирский или, наоборот, среднерусский колорит. Для молящихся это неважно. Зато важно, чего стоил храму этот иконостас.

– Все иконостасы у нас получаются разные, – говорит руководитель монтажной бригады из Палеха Михаил Исаков. – И в каждом из них мы стараемся передать неповторимый местный колорит. 

Создание иконостаса начинается с изучения истории храма, истории области, села или города, местных традиций и обычаев.  Например, в украшении иконостаса Спасского храма палехские мастера использовали крупную, рельефную резьбу растительного характера. Выглядит она так, словно это чистое литое золото. Собственно, такого эффекта и требовалось достичь. Мастера говорят, что объёмная растительная резьба характерна именно для Сибири. 

 

\"\"

 № 3 из 5
Автор фото: Николай БРИЛЬ

 

Сначала резьба появилась в эскизных проектах. На основе собранного исторического материала составляется серия эскизов будущего иконостаса. Это уже второй этап работы. При этом активно используются 3D-технологии, ком­пьютерная графика. Окончательный вариант макета должен выбрать заказчик. После этого начинается воплощение идеи в дереве и красках. Палехские мастерские берут заказы со всей страны. Например, последний иконостас увезли в прошлом году в посёлок Новобуреевск, что под Благовещенском. 

Иконы и резные украшения иконостаса сделаны из липы. Кстати, каждый лепесток вырезан вручную. Михаил Исаков говорит, что сделать такое на машине невозможно. Поэтому, если внимательно приглядеться, замечаешь: каждый завиток чуть-чуть отличается от другого. Рядом с золотом – вставки из лакированного красного дерева. Если сусальное золото российское, хотя и подорожавшее в два раза после кризиса, то красное дерево привозят  из далёкой Африки. 

– Красное дерево – материал очень твёрдый, работать с ним тяжело, – рассказывает Михаил Исаков. – При работе с липой ребята меняют ножи утром и вечером. Обрабатывая красное дерево, приходится менять нож четыре раза в день. 

 

\"\"

 № 4 из 5
Михаил Исаков говорит, что каждый завиток вырезан вручную
Автор фото: Николай БРИЛЬ

 

Однако столярная часть занимает не очень много времени. Дольше всего пишутся сами иконы. В семиметровом, пятиярусном иконостасе Спаса их много, очень много. Один человек пишет одежды, другой – руки, и третий – сами лики. Иначе нельзя, ведь у каждого мастера свой стиль, и лики, написанные разными иконописцами, всё равно будут отличаться. 

Когда иконы написаны и позолота высохла на всех завитушках, начинается контрольная сборка. На идеально ровной поверхности, которая называется стапель, по очереди  собирается каждый ярус иконостаса. Нужно на месте посмотреть, нет ли какого изъяна, и устранить его, пока не поздно. Лишь после этого иконы упаковываются и грузятся для сколь угодно далёкой транспортировки. 

– Собирать иконостас на месте уже легко, – говорит Михаил Исаков. – Тем более что сюда приехали те ребята, которые его делали. Но вообще-то мы даём гарантированный срок и несём ответственность за своё изделие. Это дерево – живой материал, он должен отстоять год. Через год мы вернёмся и проверим, что и как. После этого он будет стоять вечно.

Монтаж занял пять дней, после чего мастера уехали назад в Палех, далёкий посёлок, известный своей лаковой миниатюрой. В советское время там были огромные художественные мастерские, которые канули в небытие. Но художники остались и теперь составляют 90% населения посёлка. Люди они тихие, интеллигентные, нрав имеют мирный. Кто-то работает самостоятельно, кто-то приходит в иконописные мастерские «Палехский иконостас», где трудится всего около 120 человек. Это едва ли не самое крупное предприятие в посёлке. 

 

\"\"

 № 5 из 5
Автор фото: Николай БРИЛЬ

 

Теперь иконостас палехских мастеров будет стоять в Спасском храме. А в дальнейшем там же планируется заказать и второй иконостас для нижнего придела. Третьим этапом станет оформление всего храма в одном стиле, вплоть до росписи стен. Правда, пока это только мечты. Новый иконостас в храме стоит, но деньги  за него выплачены не все. Сумма нужна нешуточная, а взять её особо негде. Надежда только на меценатов да на бабушкины свечки. Особо стоит отметить, что никаких бюджетных вливаний в этом проекте не предусмотрено. 

«Затевая большое дело, мы, конечно, надеялись в основном на крупных меценатов, – говорит отец Александр Беломестных. –  Но потом разразился кризис, из-за которого многие избегают делать пожертвования. Честно говоря, мне тогда стало очень страшно. Но у Бога кризисов не бывает. Простые прихожане, от которых я и не ждал такой помощи, откликнулись дружно. Теперь основную ношу несут на себе совсем небогатые  люди.

Меня снова и снова поражают и восхищают бабушки, которые много лет ходят в наш храм. Я их прекрасно знаю, потому что не раз бывал у них дома, принимал исповедь и причащал, когда они болели. Поэтому я своими глазами видел, в какой бедности они живут. Но эти самые бабушки вдруг приносят по сто тысяч и более. Каким образом они умудряются накопить такие деньги, какие лишения терпят ради этого, нам остаётся только догадываться. Вот таких жертвователей посылает Господь своему храму».

— See more at: http://www.vsp.ru/social/2015/04/14/553016#sthash.Iq5QVrc0.dpuf

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *