Иерей Константин Мануйлов

Иерей Константин Мануйлов

(с сентября 2011 года служит настоятелем Храма во имя Успения Пресвятой Богородицы в п. Жилкино)

С ноября 2008 года по сентябрь 2011 года отец Константин Мануйлов служил священником в Спасском храме. С его приходом богослужения в древнем храме стали ежедневными, да и прихожане очень быстро приняли и полюбили батюшку за его доброту и мудрость. Сегодня он согласился рассказать о себе подробней.

Иерей Константин Мануйлов

(с сентября 2011 года служит настоятелем Храма во имя Успения Пресвятой Богородицы в п. Жилкино)

С ноября 2008 года по сентябрь 2011 года отец Константин Мануйлов служил священником в Спасском храме. С его приходом богослужения в древнем храме стали ежедневными, да и прихожане очень быстро приняли и полюбили батюшку за его доброту и мудрость. Сегодня он согласился рассказать о себе подробней.
— Я родился 29 июня 1968 года в городе Камышин Волгоградской области. Главным увлечением с детства была охота и рыбалка. Поэтому, закончив школу, я поехал поступать на факультет охотоведения в Иркутск. Отучившись пять лет, правда, с перерывом на службу в армии, в 1993 году я закончил ИСХИ по специальности «охотоведение». К тому времени система распределения вчерашних студентов в стране рухнула, как и многое другое, поэтому у нас сразу возникли проблемы с трудоустройством. Между тем, я уже был женат, в семье росла дочка Настя.
Встал вопрос: «что делать?» Время было «кооперативное», так что мы занимались, чем придётся. Выручала рыбалка и охота, торговали пушниной, шили шапки, тем и жили. Пытались уехать назад, в Волгоградскую область, но по каким-то иррациональным причинам вновь оказались в Иркутске. Потом вместе с другом мы решили открыть цех по пошиву шапок. Только закупили машинки, набрали людей, и тут на страну обрушился дефолт. Работали год, а посчитали прибыль – прослезились. Поняли, что нет никакого смысла продолжать «шапочный» бизнес. В этот момент на нас очень кстати вышли корейцы с предложением заготавливать рога оленей и по контракту отправлять их в Корею. Мы с большим недоверием взялись за дело, но несмотря ни на что, новое направление начало работать. Через несколько лет я был уже соучредителем совместного предприятия, а потом и возглавил его.
— И началась новая страница в вашей жизни, директорская.
— Ну, быть директором это не так легко и хорошо, как зачастую принято считать. У директора ведь не бывает ни выходных, ни отпусков. Это образ жизни. К тому же, именно в это время разладилась семейная жизнь. На этой почве супруга первая пришла в храм. У меня самого, по материнской линии все родственники были верующими людьми. В детских воспоминаниях сохранился образ крёстной, которая молилась по вечерам, крестила нас, ребятишек на ночь, рассказывала истории из Священного Писания. Удивительное, тёплое чувство осталось от этих детских впечатлений. Оно и до сих пор греет душу. Так что у меня всегда было ровное, хорошее отношение к церкви. Может быть поэтому, когда супруга стала звать в храм, я откликнулся легко. А придя, нашёл ту жемчужину, ради обладания которой человек готов продать всё, как написано в Евангелии.
Однако, семейные отношения испортились окончательно, супруга попросила меня уйти из семьи. В церковь она уже не ходила, и вообще стала к ней негативно относиться.
Я по-прежнему работал в бизнесе. Но тут встал вопрос: для чего всё это нужно? Ведь работа обретает смысл только в том случае, если ты через неё кому-то помогаешь. А тут оказалось, что семьи нет, и работа моя стала вроде как никому не нужной. В то время и зародилась мысль, что нужно уходить в церковь. Лучше быть дворником в церкви, чем директором в бизнесе, — такая «формула счастья» у меня сложилась в то время.
— И вы действительно ушли?
— Ну, мне на это почти год потребовался. Нужно было закончить кое-какие дела. Но в январе 2004 года я всё таки ушёл из фирмы, но решил сразу в храм не идти, а поездить по монастырям, чтобы хоть немножко прикоснуться ко внутренней монастырской жизни.
Я уже собирался ехать. И вдруг, перед самым отъездом, на службе мне пришла мысль о том, что не стоит ездить по разным монастырям, а нужно пожить в каком-нибудь одном. Так как служба была посвящена Амвросию Оптинскому, то в Оптину пустынь я и отправился и прожил там почти два месяца, весь Великий пост. Многие вещи я там для себя понял.
Осенью начал алтарничать всё в том же Троицком храме. Последние два года перед рукоположением исполнял обязанности старосты. Рукоположен во диаконы 4 ноября 2008 года, на празднование Казанской иконы Божьей Матери, в Казанском храме Иркутска. В следующее воскресенье меня рукоположили во священники. Очень скоро поставили в Спасский храм, где и служу с тех пор. Примерно за неделю до рукоположения позвонил мне отец Максимилиан и просто известил о том, что моё рукоположение назначено на такое-то число. Это было не то чтобы шоком, но всё равно неожиданно.
— Неужели Вы хотите сказать, что внутренне были не готовы к такому предложению?
-Думаю, в наше время практически любой мужчина, который приходит и укореняется в церкви, уже допускает мысль о возможности священства. Потому что у нас большая нехватка священнослужителей, нехватка людей которые инициативно работают в храме.
Я тоже допускал такие мысли, и искушения были. Только со временем стало приходить понимание, что такое священство. Чем больше понимал, тем становилось … страшнее, и одновременно спокойнее, потому что я перестал этого желать.
Ответственность священника очень велика. Неправильно сказанное слово может человека искалечить, разрушить жизнь. Когда человек приходит на суд Божий и отвечает за себя, это одна ситуация, но когда он держит ответ за любого человека, которого ему Господь послал в жизни – это очень страшно. Я могу поститься, молиться, вести благочестивую жизнь, и неправильным словом погубить человеческую душу, и как тогда оправдаешься? Только милостью Божией можно оправдаться. У Паисия Святогорца есть слова о том, что не нужно желать священства и стремиться к нему. Если тебя поставили священником, ты можешь принять это как волю Божию. Зато потом когда у тебя возникают проблемы, ты можешь со спокойной душой обратиться к Богу и сказать «Вот Господи, Ты меня поставил на это место, помоги мне». А если ты сам к этому лез, стремился и вырвал священство своей волей, потом будет труднее.
Так что, к моменту своего рукоположения, я уже относился к священству очень спокойно. Но когда предложение пришло, оно всё равно прозвучало как гром среди ясного неба. Кроме всего прочего, для меня рукоположение означало отказ от попытки создания новой семьи. Хотя я считал, будто готов к этому, перейти невозвратный рубеж оказалось очень трудно.
Сегодня могу сказать: да, бывают ситуации очень сложные. Но при всех сложностях, служение Богу – благодатно и радостно. В конце концов, все надежды мы возлагаем на Господа. В миру человек часто «попадает в угол», и не может выйти из него. У верующего человека таких углов просто не существует. Есть труд, но есть и огромная радость и отдых, которые всё компенсируют и дают ощущение «полной» жизни, без недостатков. Той жизни, которой человек должен жить по замыслу Божьему.

Биографическая справка

О. Константин Мануйлов родился 29 июня 1968 года в городе Камышин Волгоградской области. Закончив среднюю школу, приехал в Иркутск поступать в вуз. Из института был призван в армию, два года служил в рядах вооружённых сил. В1993 году закончил факультет охотоведения ИСХИ. Занимался бизнесом, до 2004 года возглавлял российско-корейское заготовительное предприятие. Разведён, имеет дочь.
4 ноября 2008 года рукоположен в диаконы, через неделю – в иереи. В том же месяце назначен священником в Спасский храм. В настоящее время служит духовником большой женской православной гимназии им. Рождества Пресвятой Богородицы в Иркутске. Учится на последнем курсе факультета религиоведения ИГУ, в апреле 2014 года принял монашеский постриг с именем Константин.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *