Ковчег

Ковчег

Недавно в Спасском храме появилась великая святыня — ковчег с частицей Святого Креста Господня, мощами Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Матроны Московской, мучеников земли Сербской, Иннокентия Иркутского, старцев Оптинских, Александра Невского. Всего восемь частиц святых мощей. Событие для Иркутска редкое и удивительное, и тем более печально, что до сих пор мало кто об этом знает.

Ковчег

Недавно в Спасском храме появилась великая святыня — ковчег с частицей Святого Креста Господня, мощами Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Матроны Московской, мучеников земли Сербской, Иннокентия Иркутского, старцев Оптинских, Александра Невского. Всего восемь частиц святых мощей. Событие для Иркутска редкое и удивительное, и тем более печально, что до сих пор мало кто об этом знает.

Деньги на ковчег мы собирали два месяца, и очень благодарны всем, кто внёс посильную лепту. «Мы были одинаково рады и пяти рублям, и пяти тысячам, — говорит иерей Алексий Рехин. — Для нас каждая копейка была дорога». Во многом, именно благодаря стараниям отца Алексия в нашем храме появилась такая удивительная святыня. Мощи святых угодников Божьих собирали буквально по крупицам, а отец Алексий передал частицы из своей личной коллекции. Ведь одно дело хранить святыню у себя в комнате, и совсем другое — отдать на служение людям.

— Одну из частиц мне передал мой друг, московский священник, в память о наших семинарских годах. Благодаря ему мы имеем теперь радость лицезреть святыню, прикладываться к ней, — говорит батюшка.

Мощам святых, мучеников отдавших жизнь за Христа, поклонялись ещё с первых веков христианства. Даже Литургию совершали на гробах умученных угодников Божьих. Больше того, и сегодня Литургия совершается на мощах, ведь в антиминос, на котором приносится Бескровная Жертва, обязательно вшиваются частицы мощей. Для современного человека, далёкого от церкви, который всеми силами пытается отгородиться от самой мысли о смерти, всё это звучит дико. Но ничего ужасного на самом деле не существует там, где Господь, где царствует вечная жизнь.

— Мы привыкли всё понимать буквально — осязать, слышать, осматривать глазами, верить логике и всё-всё перепроверять, — говорит отец Алексий. — И по милости Божьей люди, которые жили чисто и праведно, даже после смерти телесно остаются нетленными. Есть у нас частица мощей Иннокентия Иркутского. Я видел его мощи полностью, когда его переоблачал. В тот момент я понял, что вижу перед собой высшее видимое свидетельство того, что человек жил праведно и свято. Нам в назидание Господь и оставил его мощи нетленными, чтобы мы учились у Святителя Иннокентия жить так же, быть похожими на него. Потому то в молитве мы всегда просим святых: молите Бога о нас.

Ковчег

Но не всегда мощи святых остаются нетленными. Многие вещи нужно воспринимать на уровне веры. Ведь мы Бога тоже не видим, но чувствуем сердцем и веруем. Православие никогда не стремилось кому-то что-то доказать. Просто, когда мы молимся святым, изучаем их житие, начинаем чувствовать их ответ, их помощь и любовь, на которую невозможно не ответить тоже любовью. Поэтом мощи — свидетельство того, что любимый человек, который стал святым, даже телесно присутствует рядом и мы можем ему поклониться.

— В храме, где есть мощи какая-то особая благодать?, — интересуюсь у отца Алексия.

— Я всегда был против такой постановки вопроса, — отвечает батюшка. — Благодати не бывает больше или меньше. Старинные храмы и совсем новые — все они освящаются одинаково и в равной степени являются домом Божьим, и Литургия везде совершается одинаково. Я конечно понимаю, что Троице-Сергиева лавра или Дивеевский монастырь — такое намоленое, мистическое место. А сколько суеверий вокруг этого возникает, представить себе страшно.

Какой бы древний не был храм, атмосферу в нём создают живые люди, в том числе и по молитвам святых, которые своими мощами присутствуют там. Не насилуя волю человека, Господь всё-таки действует через нас. Поэтому, в конечном итоге, всё зависит от того, сделаем мы правильный шаг, или не правильный. Сорвёмся мы на человека, накричим, или  простим;  полюбим или не полюбим. Ну а любовь, она конечно, чувствуется везде и во всём.

Зоя Горенко

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *