Крест священника

\"\"«Пути Господни неисповедимы», – любит повторять настоятель Спасского храма отец Александр Беломестных. Он знает, о чём говорит. Например, сам он долгие годы был чиновником в областной администрации и вовсе не думал, что станет священником. Сидел, наверное, глядел из окна своего кабинета на Спасский храм, расположенный на другой стороне площади, и знать не знал, что это его храм. Теперь уже девять лет прошло с тех пор, как отец Александр служит там настоятелем. А на днях у батюшки был юбилей: 29 января ему исполнилось 55 лет.

\"\"

«Пути Господни неисповедимы», – любит повторять настоятель Спасского храма отец Александр Беломестных. Он знает, о чём говорит. Например, сам он долгие годы был чиновником в областной администрации и вовсе не думал, что станет священником. Сидел, наверное, глядел из окна своего кабинета на Спасский храм, расположенный на другой стороне площади, и знать не знал, что это его храм. Теперь уже девять лет прошло с тех пор, как отец Александр служит там настоятелем. А на днях у батюшки был юбилей: 29 января ему исполнилось 55 лет.

Когда-то давно именно в этом храме отец Александр, будучи руководителем департамента по молодёжной политике Иркутской области, организовал кинолекторий для молодёжи. Сделали ремонт в небольшом помещении на колокольне, закупили видеооборудование, стали показывать студентам фильмы об истории Иркутска. Прошли годы, оборудование списали как устаревшее. 

Но когда отец Александр в ноябре 2006 года  пришёл в Спасский храм настоятелем, оно ещё служило верой и правдой. Ребятишки в воскресной школе смотрели на нём мультики.

С тех пор прошло уже девять лет.

– Для меня это было очень хорошее время, – говорит отец Александр. – Почему-то я сравниваю его с тем периодом, когда молодым ещё человеком начинал работать в городском отделе молодёжной политики под руководством Бориса Говорина. Старая система рухнула, новой ещё не было, поэтому нам приходилось действовать на свой страх и риск. Жизнь вокруг бурлила, и это было захватывающе интересно. Именно тогда я начал поворачиваться к православию, к вечным ценностям, и это находило отражение в моей работе. К тому времени стало набирать силу патриотическое движение, создавались разные организации воинов-интернационалистов, и меня как бывшего афганца поставили на это направление. 

Потом были годы работы в департаменте молодёжной политики на уровне области. Эта работа тоже приносила удовольствие и была в радость. Затем была должность руководителя кадровой службы в областной администрации. Более статусная, но и гораздо более скучная бумажная  работа уже не приносила такого удовлетворения. Примерно через год после того, как произошла смена главы региона, Александр Беломестных ушёл с должности руководителя службы протокола «по собственному желанию». 

– К тому времени я был воцерковлён, у меня сложились тёплые отношения с владыкой, – вспоминает отец Александр. – Время от времени я жаловался на свою чиновничью работу. Мне всё казалось, что часто приходится идти на компромиссы, лицемерить, притворяться даже в мелочах. Ну, например, я рабочий день начинал с молитвы. Но открыто молиться я не мог, боялся, что коллеги сочтут меня сумасшедшим. А сам мечтал о такой работе, где молиться можно открыто. 

Но владыка говорил: «Работай там, где тебя Бог поставил. Вот если придётся уйти, возьму тебя к себе». И правда, на следующий же день после отставки вызвал к себе. Сказал, готовься, завтра будем рукополагать тебя во диакона. 

А ещё через месяц отец Александр был рукоположен во священника. Не имея за плечами никакой практики церковных послушаний, вчерашний чиновник срочно стал учить службу на церковнославянском и многое другое. Давалось это непросто.

– Первый месяц я провёл как во сне, – вспоминает отец Александр. – Приходил домой со службы весь мокрый в прямом смысле слова и падал в постель. Засыпал как младенец и спал несколько часов. Потом вставал и снова шёл в храм, на службу. Возвращался и снова падал в постель. Жена только успевала стирать мои подрясники. Потому что, когда я снимал облачение, возвращаясь домой, на спине проступали белые пятна от соли. 

Это время вообще было особенным в жизни семьи, и они очень любят его вспоминать. Если для самого отца Александра его рукоположение было хоть и совершенно неожиданным, но всё-таки радостным событием, то матушка Елена поначалу просто пришла в ужас. Она к тому времени оставила работу, посвятив себя семье, воспитанию двух сыновей. Стабильно высокий доход, социальные гарантии, которые давала чиновничья должность супруга, позволяли с уверенностью смотреть в завтрашний день. И вдруг муж становится священником с непонятными перспективами. Тут любой потеряет голову. 

И здесь случилось чудо. Матушка Елена сама рассказывает, что вдруг все тревоги прошли и наступил невероятный покой, лёгкость и такая радость, которой никогда ещё испытывать не доводилось. Она поверила, что оба события – и отставка мужа, и принятие сана – должны были случиться, потому что такова воля Божья. 

– Это чувство называется благодать, и не каждому дано так явственно испытать его, – говорит отец Александр. – В такие моменты тебе не нужно никаких доказательств, ты просто знаешь, что Бог есть и Он совсем близко, буквально держит тебя на руках. Мы до сих пор считаем, что это было одно из самых больших чудес, которые нам довелось испытать в своей жизни. Потом, конечно, оно отходит, притупляется или по грехам своим мы его теряем. 

Кстати, Елена и Александр познакомились тоже не совсем обычным образом. Дело в том, что родились они в один день. Однажды общая знакомая, которая была приглашена и к нему и к ней, предложила объединить два стола. С тех пор у именинников всегда был общий стол. А ещё важнее, что убеждения и взгляды тоже всегда были общими.

Вскоре после рукоположения отец Александр был назначен настоятелем Спасского храма, а чуть позже – директором женской православной гимназии. Скучать ему не приходится, а проблем хватает и там и тут. Например, в Спасском храме ремонт тянется с 2006 года, то есть с тех пор, как здание было возвращено епархии. Основную часть реставрационных работ взял на себя регион, потому что это не просто храм, но ещё и памятник истории и архитектуры, первое каменное здание Иркутска. Теперь пришло время позаботиться о его внутреннем убранстве, и тут уж рассчитывать приходится только на себя, точнее, на прихожан и благотворителей. 

Прошлым летом Спасский храм заключил договор с художественной мастерской «Палехский иконостас» на изготовление иконостаса для верхнего придела. Согласно договору, уже в июле иконостас будет готов. Однако если иконописцы выполняют свою часть договора, то храм запаздывает с платежами. Пока удалось собрать лишь половину нужной суммы, да и то из-за кризиса сбор средств сильно замедлился. 

В гимназии тоже ситуация достаточно сложная. В прошлом году городская администрация отказала в выплате субсидии негосударственному учебному заведению. Областной бюджет, как и положено по закону, исполняет свои финансовые обязательства в полном объёме – выплачивает субсидию на зарплаты преподавателям. Часть затрат на зарплату воспитателям и коммунальные платежи взял на себя Спасский храм, потому что епархия традиционно участвовала в содержании гимназии.  

Но средств всё равно не хватает, поэтому пришлось существенно увеличить родительскую плату. На прошлой неделе губернатор Иркутской области предложил председателю Думы Иркутска проверить возможность оказать финансовую помощь учебному заведению. «Если это удастся сделать, родительскую плату мы уберём», – говорит отец Александр. В гимназии примерно половина учениц из многодетных и малообеспеченных семей, родителям очень тяжело тянуть дополнительную финансовую лямку. 

В общем, тяжёл крест священника. Но отец Александр говорит, что самое трудное – не бесконечный поиск денег на зарплаты преподавателям, священникам, алтарникам, на ремонт храма, на ремонт здания гимназии, коммунальные услуги и так далее.  

– С высоты прожитых лет я понимаю, что основная тяжесть заключается в бремени власти, – говорит отец Александр. – Это актуально для любого руководителя, а для священника – особенно. Священник будет отвечать перед Богом не только за свои личные грехи, но ещё и за тех людей, которых Бог ему вручил. С любого спросится, был ты настоящий пастырь или механически исполнял требы, а потом переодевался и уходил заниматься своими делами. Недаром в дореволюционной России священником не мог стать человек моложе 30 лет, и я рад, что принял сан в зрелом возрасте и до того успел пройти искус властью. Так что слава Богу за всё. 

Пути Господни действительно неисповедимы.  А вот маршрут отца Александра от дома до работы почти не изменился с тех пор, как он из чиновника превратился в священника. Ведь Спасский храм находится на другой стороне площади, рядом со зданием областного правительства. Вот только расстояние между этими зданиями  измеряется не шагами и метрами, а годами и молитвами. 

Елена Трифонова

фото: Николай Бриль

 

— See more at: http://www.vsp.ru/social/2015/02/03/550919#sthash.vSQneYKq.dpuf

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *