Со Святителем Софронием от Иркута до Невы и Днепра

\"\"Мы продолжаем публиковать избранные главы из книги Зои Горенко и Тамары Крючковой (историческое исследование) \»Со Святителем Софронием от Иркута до Невы и Днепра. 

ТРИ ХРАМА

 \"\"

В октябре 2010 года в селе Шаманка Шелеховского района Иркутской области был заложен символический краеугольный камень в основание будущего храма во имя Святителя Софрония (Кристалевского).

Летом 2013 года в Братском корпусе Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры в городе Санкт-Петербург завершена роспись домового храма во имя святителей Иркутских Иннокентия и Софрония для монашествующих.

Летом 2014 года в городе Березань Киевской области вырыт котлован под фундамент храма во имя святителя Софрония Иркутского.

Как видим все эти события, происшедшие в совершенно разных концах территории Русской Православной Церкви в течение четырех последних лет, объединены именем святителя Софрония, третьего епископа Иркутского, несшего свет Христов по земле Сибирской. Но прославившись в лике святых в 1918 году, он на долгие годы ушел, не то чтобы в забытье, но в некую прикровенную сень. И даже когда началось на Руси и в Иркутске, в частности, возрождение Православия, он оставался в этой сени. Уже с великой славой своими святыми мощами вернулся к нам святитель Иннокентий, а о Софронии вспоминали немногие и не часто. Вплоть до начала 21 века…Но, видимо, пришло время второго великого прославления нашего Святителя. И оно происходит одновременно во всех точках его земной жизни. И, как  уже сказано в предисловии, нам выпало счастье  посетить эти «точки» с миссией, которую нам еще предстоит в полной мере оценить когда-нибудь…

 

ИРКУТ – НАЧАЛО ПУТИ

Началом пути следует считать 13 июля – день памяти (прославления) святителя Софрония. С утра — литургия в домовом храме Дома ремесел – первого строения храмового комплекса в Шаманке (он, кстати, построен на средства гранта Фонда Серафима Саровского). Причастившись, мы совершили традиционный Крестный ход по селу. Это был, естественно, пеший ход. А вот через несколько дней состоялся, уже тоже традиционный, ход по водам Иркута от Шаманки до острова Дьячего.

   \"\"      Дьячий остров – вписан в историю г. Иркутска, как место древнего русского поселения. Он расположен в устье Иркута, ниже автодорожного моста. Согласно местной традиции, записанной не позже 30-х годов XVIII века, здесь находилось зимовье, основанное Иваном Похабовым в 1652 году и предназначавшееся для сбора ясака с бурятского населения. По другой версии, здесь был поселен сосланный Петром I стрелец Люба, отчего и остров носил некоторое время его имя (остров Любаши). Иркутский летописец П. И. Пежемский писал в 1858, что развалины зимовья «видны и по сие время в ямах и окладных бревнах». В верхней части острова были найдены пни огромных деревьев диаметром до 1 метра. В 1999 г. на острове поставлен православный крест в память о первопроходцах, осваивавших сибирские земли.

 

С акафистами и молитвами во главе с настоятелем храма отцом Павлом Телегиным на нескольких лодках прихожане и все желающие плыли по реке к памятному Кресту, установленному иркутскими казаками на острове неподалеку от Иркутного моста.

— Наверняка, этим путем когда-то следовал и святитель Софроний, — снова высказал мысль отец Павел. — Ведь нынешних дорог не было и в помине…

Останавливались крестоходцы практически в каждом населенном пункте, который встречался на пути, и служили молебны.

Уже на этом этапе обнаружилось благословение святителя Софрония и его помощь в осуществлении проекта. Его явственно ощущали крестоходцы. А кроме того, оно проявилось и в поведении погоды. Вот как рассказывает об этом Светлана Николаевна:

— Все два дня, пока мы сплавляемся по Иркуту, над нами сияет солнышко. Настоящее жаркое звонкое лето! По окончании сплава, складываем лодки в грузовик, выделенный нам облдрамтеатром, отъезжаем от берега. Тут звонит наша сотрудница Аня из Шаманки:

— Ой, вы, наверное, промокли все!

— Почему? — удивляюсь я. — На нас не упало ни капли…

— Как?- В свою очередь изумляется Аня. — Как вы отъехали, так до сих пор уже два дня льет дождь.

Вот так хранил святитель Софроний своих крестоходцев! И только после отслуженного на острове Дьячем у памятного казачьего Креста молебна небо разверзлось над Иркутском.

 

ПО НЕВЕ С ИМЕНИННИКАМИ

 А в Санкт-Петербурге, куда мы прибыли  24 июля, нас снова встретило яркое солнце.Остановились  изначально в паломническом центре Александро-Невской Лавры, и, конечно, сразу отправились в ее главный храм – Свято-Троицкий.

 

 \"\"

 

 Свято-Троицкая Александро-Невская лавра была основана Петром I в 1710 г. на том месте, где, как предполагалось, 15 июля 1240 года произошла знаменитая Невская битва между новгородским войском под руководством князя Александра Ярославовича и шведским войском. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное прозвище «Невский». Позднее историки установили, что битва произошла в другом месте – в устье реки Ижоры, впадающей в Неву. Но, тем не менее, Александро-Невский монастырь стал местом прославления одного из самых популярнейших в России святых. По указанию Петра I сюда из Владимира в 1724 году были перевезены мощи Александра Невского, канонизированного Русской православной церковью в лике чудотворцев на Московском Соборе 1547 года.

Троицкий собор — архитектурная домината Александро-Невской лавры строился дважды. Первое здание, заложенное в 1722 году по проекту архитектора Т. Швертфегера, к 1731 году было почти готово, когда обнаружилось, что в сводах образовались трещины. Работы были остановлены. Более десяти лет велись наблюдения за конструкцией здания, и в 1744 году было решено постройку разобрать. В это время в монастыре уже трудился иеромонах Софроний (Кристалевский), который сначала выполнял обязанности казначея, а с 1746 по 1753 г. был наместником. Собор был разобран в 17531755 годах, после отъезда Софрония, назначенного на Иркутскую кафедру. Проект нового здания Троицкого собора выполнил архитектор И.Е. Старов  Закладка храма была произведена 30 августа 1778 года, а торжественное освящение в присутствии императрицы Екатерины II произошло 30 августа 1790 года. После революции Троицкий собор претерпел участь множества российских храмов (изъятие церковных ценностей и мощей св. Александра Невского, захват обновленцами и закрытие). Здание Собора было возвращёно верующим в 1956 году, после 10 лет ходатайств. 12 сентября 1957 годахрам был освящён. 3 июня1989 годабыли торжественно возвращены мощи святого Александра Невского.

 

И хотя архитектура Троицкого собора изрядно отличается от от архитектры наших сибирских храмов,  у нас, иркутян, сразу возникло ощущение чего-то до боли знакомого, родного, де-жавю, как говорится. Особенно это чувствуется внутри самого храма. Можно было списать это чувство на вообще единую для всех «православную» атмосферу. Но все-таки тут было нечто большее, совсем-совсем иркутское. Да, распевы, точно такие же, как в наших храмах! «Верую!» поем – и не сбиваемся, как это иногда бывает в других регионах, где в определенном моменте иной ритм. Но и еще, еще что-то…Окончательно понимаем, когда у раки святого благоверного Александра Невского поворачиваемся назад и идем под знакомым суровым и одновременно успокаивающим взглядом. На нас смотрит святитель Софроний! Наш Софроний. «Миленький наш», как говорит Светлана Николаевна. Она все время разговаривает с ним, как с живым, рядом находящимся.

    Одним из главных «пунктов» нашей программы был подобный иркутскому «крестный сплав»  по Неве. Но нам объяснили, что это невозможно, поскольку требует благословения архиерея и вызывает достаточные организационные трудности, которые в день-два не решишь. Но просто проплыть по славной северной реке с акафистом и молитвами мы вполне можем. Катер арендовали быстро и дешево. Сотрудница, помогавшая нам в оформлении катера, оказалась иркутянкой, живущей сейчас в Санкт-Петербурге.

Нам очень хотелось, чтобы в нашем «молитвенном плавании» со святителем Софронием приняли участие как можно больше людей. Ведь как мы поняли из общения и наблюдений и в самой Лавре, и тем более среди населения, немногие знали о святителе, который целых восемь лет управлял обителью. Ограниченность во времени не давала возможности провести «агитационную работу», набиралось всего несколько человек (кроме нас, конечно) и мы уж смирились, как вдруг в гостинице появилась довольно большая группа паломников из Томска, вернее, из села Молчаново Томской области, со своим батюшкой – отцом Сергием Королевым. Они с большой радостью согласились составить нам компанию, заявив, что знают и чтут нашего святителя.

 

При знакомстве Светлана Николаевна рассказала землякам (а так мы сразу отнеслись к томичам) о замечательном факте рождения в семье нашего отца Павла сыночка (разумеется – Софрония) в самый — самый канун дня памяти святителя Софрония — 12 апреля 2011 года (день блаженной кончины, по новому стилю).

— А мой день рождения тоже 12 апреля, — улыбнулся отец Сергий.

Когда же мы сообщили об этом удивительном совпадении сопровождавшему нас лаврскому монаху Льву, он спокойно и добродушно констатировал, что сам он родился … 13 июля (день прославления Святителя Софрония, по новому стилю). Эти трогательные совпадения настолько явно свидетельствовали о том, как неслучайно мы собраны и на маленьком речном кораблике, и на большом спасительном корабле Русской Православной Церкви, что нам оставалось лишь благодарно прослезиться.

Нашелся и человек, р.Б.Василий, хорошо знающий наши места, ведь супруга его Алевтина родом из Шелехова…

— Это же мы едем в неизвестность, а ангелы уже давно все спланировали и послали нас навстречу друг другу, — подытожил отец Сергий.

Сделаем небольшое отступление и вспомним еще одного «софрониевского крестника», оставшегося, правда, в Иркутске. Как-то так случилось, что к «шаманскому» приходу с самого начала строительства храма «прилепился» Василий Иванович Рудюк – помощник атамана Иркутского казачьего войска. Однажды, находясь в командировке в Москве, знающий нужды прихода, он съездил в Почаевскую Лавру, заказал, а затем и доставил в подарок храму красивые хоругви. Вся его семья прибыла в Шаманку, чтобы вручить этот дар. А через год, 13 июля, в день 95-летия прославления свт. Софрония, в семье Рудюков появился еще один сын – Ермолай.

А теперь вернемся в северную столицу. Плавание наше по Неве нельзя назвать просто удачным — оно было вдохновенным! Священники читали акафист. Работник катера предложил микрофон, но шнур его оказался коротковатым и один из омских паломников всю дорогу держал его на вытянутой руке, направляя «на голос». Мы все стояли, слушая проникновенные слова, чтобы в конце каждого икоса с чувством пропеть: «Радуйся, Софроние, горящий к Богу огнем любви неугасимыя!» Катер обогнул Заячий остров с прославленной Петропавловской крепостью. В памяти осталось сияние, исходившее, кажется, от всего – куполов и шпилей, невской воды, глаз молящихся…

На память об этом чудесном путешествии каждый получил иконку с изображением святителей иркутских Иннокентия и Софрония, а также преподобного Синесия.

 

             Преподобный Синесий (Иванов), один из сонма святых угодников, просвещавших Сибирскую землю                      светом истины Христовой, был уроженцем села Прилуки Полтавской епархии.

Родился он в 1689 году (есть основания считать, что в 1699-м). О детских и юношеских годах жизни будущего просветителя Сибири почти ничего не известно. Из некоторых источников следует, что обучался он в Переяславской семинарии, а монашество принял в Красногорском монастыре Полтавской епархии.

Здесь же встретился он со своим сподвижником, послушником Стефаном, который был моложе его на одиннадцать лет. Их дружба покоилась на прочном основании совместных трудов во славу Божию и питалась соками одной земли: оба были родом из одной губернии и закончили (правда, в разное время) одну и ту же семинарию. Стефан через три года послушания был пострижен в монахи с именем Софроний (в честь Софрония, Патриарха Иерусалимского) и Промыслом Божиим очень быстро был выдвинут на настоятельское служение с возведением в достоинство архимандрита. О времени посвящения в священный сан отца Синесия доподлинно не известно; известно лишь, что когда императрица Елизавета Петровна пожелала видеть наместником столичной Александро-Невской Лавры архимандрита Софрония, тот вызвал к себе из Красногорского монастыря иеромонаха Синесия. В Лавре отцу Синесию было поручено дело строительства Троице-Сергиевой пустыни.

Так и подвизались земляки вместе, так и служили вместе Богу – до конца земной жизни.

В 1753 году архимандрит Софроний был назначен на Иркутскую кафедру с возведением в архиерейский чин, а 23 апреля 1754 года он поставил отца Синесия игуменом Иркутского Вознесенского монастыря.

В Иркутске отец Синесий был членом Консистории и ближайшим помощником Владыки по управлению епархией. В архивах сохранились указы, подписанные архимандритом Синесием от имени Преосвященного Софрония, что свидетельствует о степени доверия Владыки преподобному Синесию.

Тридцать три года преподобный Синесий деятельно управлял Вознесенской обителью. На восемьдесят девятом году жизни, в 1787 году, 10 мая, он отошел ко Господу.

По блаженной его кончине (а скончался он в великой схиме) Господь прославил его нетлением тела и чудотворением по молитвам у его гроба. Честные мощи преподобного долго покоились в открытом гробу в специально отстроенной часовне, возведенной напротив алтаря соборного монастырского храма. Вплоть до самого разрушения монастыря большевиками сюда стекались паломники и молитвенно обращались к преподобному Синесию, чтобы тот, предстоя у Престола Славы, помолился \»о прощении нас, грешных\». ( «Собор Сибирских святых») 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *